«Мальчик с зелёными пальцами», реж. Е. Костина, Томский ТЮЗ

Тисту 2После представления в рамках проекта «Дыши свободно. Дети» спектакля Екатерины Костиной по сказке Мориса Дрюона «Тисту — мальчик с зелеными пальцами» Ольгой Райх было произнесено: «решение на грани гениальности». Нет. Кажется, уже за гранью. Невозможно представить исходную точку, из которой шаг за шагом, штрих за штрихом вырос живой организм спектакля. Снова — каждая из множества клеток несет информацию о форме, структуре целого, о будущей системе. Нет, такие спектакли не создаются из решений на грани гениальности. Они вынимаются готовыми из иных реальностей, и право запустить руки в Щель между мирами дается исключительным умницам. 

Какова часть жизни, являющаяся Игрой? Вся наша жизнь. Полностью. Но игры разные. Форма спектакля как игра в игре — форма жёсткая, упругая, а иначе нет силуэта, нет строгих линий. Единство и противопоставление. История Тисту, мальчика с необыкновенным даром, ребенка, не способного взрослеть по предусмотренному для всех детей сценарию, представлена как противопоставление игры взрослых и детской забавы.

Игра взрослых — ходовая стратегия: с развернутой инструкцией, с заранее определенной целью, достижение которой завершает игру, с обязательностью победы или поражения, с непременным включением элемента случайности — подбрасыванием костей. С распределением ролей. Так обыкновенно и есть: «Персонаж: мама Тисту. Игровая задача: отдать Тисту в школу». Доставшаяся социальная роль определяет игровые задачи. Вся связь Родители — Дети выстроена математически, формулами, есть исходная точка рождения ребенка и точка финальная — превращение ребенка в приспособленного к нормальной жизни взрослого. Цель должна быть достигнута за наименьшее число ходов. Путь размечен, разделен на игровые поля, каждое из которых продумано, многократно апробировано, доказана эффективность выстроенной последовательности. К игровому полю прилагается набор инструментов — фишки, кости, карточки с заданиями, — утеря одного существенно усложняет процесс вплоть до полной невозможности игры. Игра подчинена правилам, правила известны всем игрокам. Интерес играющих обусловлен азартом, соревнованием, стремлением достигнуть цель раньше других. На время почувствовать себя лучшим, избранным.

Как же это точно… Трагедия родителей в этом, сложно заметить, что прописанная в инструкции цель игры есть только прикрытие настоящих стремлений игроков — взрослые играют, чтобы выиграть. Дети играют иначе.

Тисту 1

Игра ребенка — игра в веревочки. Нет сложного реквизита, не требует подготовки и выбора специального времени, достаточного для прохождения игры, нет инструкции, нет цели. Нет цели. Игра — самоцель. Но эта игра заразительна. Игра как предложение дружить, игра как одаривание улыбкой, и только. Простенькая игра в веревочки в спектакле Костиной изнутри взрывает Большую игру, и это театральное отражение всей литературной истории, в которой изначально игр нет, но сама жизнь маленького Тисту слишком чудесна и необыкновенна, чтобы безболезненно встроиться в нормальное взрослое существование. Мутация клетки, обуславливающая эволюционный скачок. Капля воды, способная разорвать прочный фундамент.

Как же это необходимо — увидеть, что ребенок приходит в мир на маленьком коврике изумрудной травы, не расчерченном игровыми клетками и не умещающемся в разметку игровой доски взрослых. Трава не растет по стрелкам-указателям. Всякая попытка освободить поле для перемещения фишек неизбежно сопряжена с варварским уничтожением живых растений.

Как же это важно — даже играя в свою взрослую монополию, время от времени вытягивать карточку: «вы не выполнили свою задачу, оставайтесь на месте, теперь всё зависит от Тисту». Нужно знать, что бессилие взрослого не означает проигрыша, а лишь требование смирения и доверия ребенку. В спектакле каждый из взрослых в мире Тисту раньше или ближе к финалу вытягивает такую карточку и остается на месте. И это стояние на месте — мука бездействия. Взрослые не умеют бездействовать, бесцельно бездействовать. Выясняется, что каждый пропуск хода — выпадение из игры, состояние офсайда, фиксируемое как неправильность, ошибка, отрицающая всю предыдущую игру. Состояние пугающей растерянности.

В спектакле каждый из взрослых так или иначе доверяет свою игровую судьбу мальчику. И не случается катастрофы. Мама, папа, директор завода, главврач местной больницы увлеченно принимаются осваивать веревочки, забывая про заданные роли, фишки, карточки, чтение инструкции. Оказывается, что выпадение из одной игры всегда может оказаться поводом начать играть в другую, и может, она будет более увлекательной. Да, вся наша жизнь — игра, но кто сказал, что она одна?

Тисту

После спектакля в обсуждении одна из зрительниц восхищалась необыкновенным папой из сказки, который делает выбор в пользу ребенка, отказываясь от сверхдоходного бизнеса. Я, кажется, счастливый ребенок — меня поразила сама мысль, что есть люди, которых этот выбор удивляет. А как по-другому? Папа Тисту поставлен перед выбором: остановить производство оружия либо бросить сына в тюрьму. Выбор родителя в пользу жизни ребенка — что может быть естественнее? Но тут другое. В сказочной истории ситуация доведена до выбора между крайностями — бизнес или жизнь, и такой выбор не сложен, предполагает верное решение — выбор в пользу жизни всегда верен. Но в реальности, к счастью, не так часто альтернатива столь радикальна — гораздо чаще, повседневно родители выкладывают на чашу весов не всю жизнь ребенка, а только час, день, неделю этой жизни с мамой и папой… Это решение почти всегда неверное. Всегда сделка. Искусственно дробим жизнь на маловесные частички, а после затыкаем рот собственной совести, указывая на незначительность этих пылинок перед громадой ответственности за благосостояние семьи.

Очень важный спектакль для взрослых. Так необходимо порой увидеть ситуацию схематично, упрощенно, очищенную до скелета. Очень важно прийти на спектакль и увидеть собственную жизнь в виде простой модели, ясно и предельно конкретно. Но еще важнее — с удивлением понять, что не испытываете при этом ничего, кроме необъяснимой радости.

П.С. фото взяты со страницы театра ВК