О свободе, революции, Кубе и театре. Часть I.

Очень сложно было сразу после спектакля сесть и написать статью. Мыслей много, они теснятся в голове и просятся наружу беспорядочной толпой… Поэтому нужно было время, чтобы они как-то сорганизовались. 8-)

Рассеку свои размышления на 3 части: а) собственно о спектакле: история создания, трудности, итоги; б) о Че Геваре, революции и свободе; в) будущее театра (мое видение): планы, прогнозы.

Итак,часть первая.

Часть I. «Куба — имя нарицательное».

«Куба — имя нарицательное» — это один из тех спектаклей, которые зарождаются задолго до своей реализации, задолго до марта или февраля. Мысль о постановке на тему последней революции XX века зародилась спонтанно, на одной из оксюмороновских посиделок, даже уже и не упомню, в чьей именно голове, и получила чудовищный резонанс. Все начали наперебой кидать идеи, образы, зарождающиеся в голове сцены и сюжетные линии, кричать и размахивать руками… Это было в апреле 2008 года, почти год назад. Договорились, что конкретные вещи — сбор материала и сценарий, начнем осенью. Как это обычно бывает, осень прошла незаметно, подкралась зима, отшумел Новый Год и только тогда что-то начало происходить. Начали собирать материал, искать в Google статьи по словам: «Кубинская революция», «Че Гевара», «Фидель Кастро», смотреть фильмы: «Записки мотоциклиста», «Я-Куба», «В поисках Фиделя», слушать кубинские революционные песни, речи Фиделя и Че, доставать запыленные диски «Гражданской Обороны» и вникать в текст их песен. Информации оказалось очень много. Не в плане количества (как это ни странно, материала на удивление мало — но об этом позже), а в плане того, что очень хотелось донести до зрителя все то, что мы узнали — имена, даты, названия; да плюс то, что хотим сказать САМИ — кому нужна революция, кем осуществляется и кем возглавляется, чем, в конце-концов, заканчивается. Это мне казалось просто неподъемным.



Но, по прошествии некоторого времени, Алексей принес вариант сценария, с которым уже можно было начинать работу. Сели у меня дома, начали роли расписывать… 8-) Это было смешно… Спрашиваю: «Кто кого хочет играть? Кому какой герой ближе кажется?». Народ сказал свое веское слово: роль Джейн зарезервирована для Наташи, Таню играет Ира… Короче, с женскими ролями все решилось быстро. И только Леночке Шалякиной (до сих пор меня терзает совесть по этому поводу — прости, милая Каролина Крайслер) никакой роли не досталось.



С мужскими оказалось не так все просто. Лишь Войтович храбро сказал: «Полковник Байо — мой!», Федор тихонько в уголке промолвил, что ему ближе всего Че Гевара, скромненько так… Я говорю: «А, правда, пусть Че играет Федор.» Народ (после вежливой 2х минутной паузы): «Может лучше Вася? Вон, у него и волосы длинные и вообще…». Аргумент!… Потом предлагали Курашко, Федотова, еще кого- то… Но, в итоге, я настоял на своем и мы получили тот состав актеров, который и выступал, правда с Байо были некоторые неувязочки, ну да бог с ними. И начались… нет, не угадали, не репетиции… проблемы! 8-)



Во-первых, сценарий не был написан до конца еще достаточно долго, более того — впервые в моей практике он менялся еженедельно, ежедневно, а иногда — даже ежечасно, последние вставочки, например, были дописаны за 2 дня до выступления. За 2 дня! Это сильно!

Почему же это происходило? Потому что, действительно, увязать исторический материал, харизм незаурядных личностей кубинской революции и реальных людей (актеров) оказалось чрезвычайно сложно. Начинали репетиции и натыкались на парадоксальные и трудноразрешимые вещи в диалогах, сюжете и логике развития конфликтов. Из-за большого временного охвата (около 10 лет) получались зияющие дыры в спектакле, а увеличивать продолжительность представления на 7-8 сцен невозможно — народ бы устал глядеть на нас… 8-) Выходили из положения как могли: додумывали слова, добавляли сцены и убирали героев. Например, должен был быть по задумке Сергей Николаевич — советский военный советник (Р.Паречин), но его вычеркнули (Роман — миль пардон). Должна быть последняя сцена с майором США Гарри Прадо и Че Геварой — ее убрали, но зато добавилась сцена с прощальным письмом Эрнесто и так далее…



Во-вторых, у нас долго не было нормального места для репетиций — в Политехе помещение не пробили, дома было бы тесновато (в спектакле занято около 15-20 человек). Федотов предложил строящийся скалодром на пер Мариинский, 10. Это, на самом деле, был прикольный зал: огромное пространство, интимная подпольная полутьма, отсутствие туалета и возможность орать во все горло — ну что еще нужно для нашего революционного действа?… Но было одно НО — было холодно! Очень холодно!…

Но мы не отступали! Не знаю как остальные, но я чувствовал себя обязанным довести это дело до логического конца — до представления. Обязанным перед Че Геварой и Фиделем, обязанным перед людьми, которые НИЧЕГО об этом не знают вообще, обязанным перед Кубой, когда-то бывшей очень близкой и дружелюбной СССР, которая самодостаточно и скромно праздновала в 2009 году 50 лет революции.

В-третьих, не у всех актеров был энтузиазм (если я ошибаюсь — киньте в меня 5 последними отпечатанными версиями спектакля), некоторые долго не хотели погружаться в эту тему, из-за этого не понимали образа и воплощать его на сцене им было трудновато. Возможно, это было инстинктивная боязнь несоответсвия себя и своего персонажа, ведь герои наши — какие люди были! Глыбы!



Может, были еще какие-нибудь причины, простые, обычные, бытовые — проблемы на работе, кризис, в конце концов, но факт-фактом: за 4 дня до выступления некоторые товарищи не знали своего текста, читали с листа. А в этом случае играть вообще сложно, любая мизансцена распадается на мучительные воспоминания: «Что же там дальше было-то?». Хотя сознаюсь — текст вышел сложный, пафосный, часто не совсем логичный, такой очень трудно учить. Но другого не было, работали с этим! 8-)

Ну и самое сложное — во все ЭТО надо было вдохнуть жизнь, чтобы на сцене бушевали революционные страсти, чтобы Фидель действительно звал на борьбу и вел за собой людей, чтобы глаза у Че и Ильды горели, когда они говорят о свободе, ведь для того. чтобы зритель поверил в революцию XXI века в ДуЧе — нужно, чтобы самим актерам она тоже стала на время близка. К тому же, впервые на сцене мы играли 2 смерти, причем вторая (Таня и Эрнесто) шла под занавес, должна была быть трагичной и романтичной, пронзительной и не фальшивой. Это всегда чрезвычайно сложно. На это ушло много труда и я очень рад, что и Ира и Федор прониклись моим трепетом к этой сцене, думали и мучились вместе со мной, а в сам праздник 23 февраля репетировали одну и ту же сцену несколько часов подряд. Молодцы! С вами приятно работать!



Это все были трудности, но мы, в принципе, их осознавали, когда решились на постановку такого сложного спектакля за 3 недели, причем именно на 23 февраля, а не на 8 марта. Благодаря упорному труду, а иногда — волшебному пенделю, мы их преодолевали.



Однако, были и радости — очень приятно было смотреть на танцы, на то, как героически, в минимальные сроки Света В. (низкий ей поклон) поставила 4 танца, как классно работают новые люди в коллективе — Паша У. и Вася З., Миша В. и Ира Т.



Вообще, отдельно об Ире. Позвонила она мне как-то и говорит: «Хочу участвовать! Что надо?»… Правильная постановка просьбы! Я и говорю: «4 мальчика и на чем сидеть.» — (на скалодроме стульев всего 4 штуки). Все это она предоставила и сама пошла и танцевать и эмигрантку кубинскую играть. Ну, не прелесть!? С ее приходом появились классные ребята с КТФ — Алексей Ш. и Макс Г., временами проявлялись Виталий Ч. и Дима Г. — они нам очень помогли: без солдат революции и бойцов диктатуры многое было бы совсем не так, я бы сказал грустновато… 8-) А уж без телохранителя… 8-)



Потом Войтович сказал, что он не хочет славы, а хочет маленькую скромную роль падре, а роль полковника Байо отдает Сергиенко. Но за три дня до спектакля все снова поменялось — я вытащил Сергея М. (надежный мужик — респектище тебе) на роль падре, а Войтовича снова поставил на Полковника. И это оказалось чудесно — все сказали, что без Лехи как-то не так на сцене работается.

Более-менее все срасталось: музыка в плэйлист ложилась, в вальсе кружились красивые пары, в сальсе страстно отплясывали другие красивые пары, за пультом сидел наш добрый волшебник — Андрюха Ч.



Таня Бунке трагически гибла от выстрела Че в теплом и сухом помещении (Шалякина предложила прекрасную аудиторию для репетиций — огромный тебе рахмет), Федор отращивал бороду и слушал перед сном речи Эрнесто, Фидель толкал пламенные речи, майор кричал так, что даже мне становилось неуютно, Батиста с Анькой кроили чудесный диктаторский мундир, а после Ильда быстро и профессионально «мочила» очаровательную и романтичную Джейн…





Все было неплохо. Но не было оружия! Это был трабл! Но в итоге и с этим справились — после долгих переговоров ТЮЗ спонсировал 2 винтовки (большое им за это спасибо), Войтович и Макс принесли автоматы всякого рода, нашлись портупеи и пистолеты, короче все было готово.

Наступил день ИКС. В суматохе и беготне, переодеваниях и подготовке реквизита, судорожных интервью для «ТВ-ТУСУР» в режиме «стресса 5 минут», волнении и последних прогонах незаметно промчались несколько часов. И вот уже люди заходят в зал и садятся, вот они уже заходят и встают в проходах, вот уже гаснет свет… Все! Началось!…



Во время самого спектакля я лично был спокоен как слон (ну почти что 8-), поскольку все, что можно было — мы сделали, изменить или улучшить что-то уже было невозможно. И странное дело — на репетициях и прогоне казалось, что спектакль идет как минимум часа полтора, а скорее всего два, но представление прошло за 50 минут с небольшим. И все закончилось!… И были радостные минуты закрытой сцены и поедание реквизита, и было СЧАСТЬЕ выполненной работы, и было АФТЕРПАТИ… 8-)



Я очень благодарен нашим актерам и актрисам за то, что все-таки, на мой взгляд, жизнь в этом спектакле была. Он был непрост, особенно первая его часть, он был по характеру своему наивен, романтичен, пафосен, трагичен, и все-таки светел. Он был как та недостижимая мечта о революции, которая жила в Эрнесто Че Геваре. Он был таким, каким мы хотели его создать. И пусть многое не доделано, многое сделано небезупречно, с огрехами, но главное совершилось — это не была историческая лекция на тему «Куба и революция», это не было КВНом, это было ДЕЙСТВОМ.

Неприятно удивило полное, просто тотальное молчание в обоих БЖ по поводу спектакля, ни тебе «Спасибо, было клево!», ни даже «Жаль, но это был не самый удачный спектакль Оксюморона!». НИ-ЧЕ-ГО! Я долго думал, почему это произошло и решил, что по одной простой причине: спектакль был все-таки сложноват, а люди устали от серьезных постановок, людям хотелось позитива. Писать критику постеснялись, вот и молчали. Эту версию подтвердил фейерверк «спасиб» на Мишкин гламур к 8 марта. Кстати, спасибо, Миша, что ты взялся за постановку (как, впрочем и написание сценария) этого представления — зрители, наконец, дождались юмора и смеха! 8-) И это — замечательно!



На этом все! Дальше — другие размышления на другие темы, а в качестве бонуса — постскриптум.

P.S.

1.Огромное спасибо Паречину Р. и Калиновскому Н. за предоставленное время в ДуЧе для репетиций и самого представления.

2.Огромное спасибо Тоне М. за флаги (жаль, что американский забыли вынести 8-).

3.Большое спасибо Ларисе К., собравшей из Северского театра костюмы, которые так чудесно смотрелись на танцорах сальсы, а также Вадику Я., который все это дело доставил из Северска в Томск. 8-)

4.Еще более огромное спасибо Васе З. за замечательную финальную песню — душевная получилась сцена.



5.Приколы:

а) Репетиция последней сцены, 23 февраля, десятый наверное раз…

Таня: «….Перед смертью все равны, а нам осталось недолго – бежать некуда!»

И вместо фразы «Большая разница, Таня, огромная разница!» Эрнесто промолвил:

«Большая Таня, огромная Таня!»… 8-)

Все!… Все — и режиссер, и актеры упали и ржали минут 5, иногда добавляя логически возможные фразы дальше:

«Ох, и разнесло тебя в Боливии, Таня!»

«Таня, надо поменьше есть!» и так далее….



б) Че толкает глючную речь про салаг, а Фидель прерывает его и вдруг говорит:

«Фидель, ты себя хорошо чувствуешь? «…. 8-)

Без комментариев… Так сказать, раздвоение личности, отягощенное проецированием ее на собеседника…



Было еще много чего, но все не упомнишь… Добавляйте, пишите, что вспомните. 8-)

Всех люблю, всех обнимаю.

Всегда Ваш — скромный режиссер XXI века — Дэсик.

О свободе, революции, Кубе и театре. Часть II.

О свободе, революции, Кубе и театре. Часть III.

О свободе, революции, Кубе и театре. Часть I.: 27 комментариев

  1. Ух ты я первая,ну да ладно!!! Не могу промолчать,такая несправедливость. Во-первых я не звонила,а написала в БЖ, во-вторых Я не говорила «хочу участвовать», я знала что это бесполезно, просто предложила помощь ,а вдруг… СПАСИБО!!!! Что мне выпала удача поучаствовать во всем этом действе, СПАСИБО!СПАСИБО!СПАСИБО!
    Было очень познавательно,много узнала про Кубинскую революцию.

  2. Ну, пардон, может что и перепуталось в моей памяти, хотя… какая, в сущности разница — звонила, писала, главное, что это сделала ВЕРНО!!! 8-) В правильном, так сказать, аспекте… 8-)

  3. я плачу)) я вновь пережила все эти моменты! как мы морозились,как собирались упорно и неотступно,веря и не веря в успех,но все же делали)
    Дэс, ты волшебник! ты такое огромное связующее звяно, которое дотянуло спектакль до логического конца, несмотря на трудности и неувязки!
    пусть звучит пафосно)))такой уж у нас спектакль был …пафосный!
    тяжеловат? ну и ладно!я очень много извлекла из него,много прочувствовала(только после первой репетиции от осознания трагедии Тани меня трясло еще 2 дня)
    отзывы были здесь,от актеров,зрители скромно промолчали)
    и еще очень жду 2 оставшиеся части твоих размышлений.
    и пысы в конце: фотки клевые)))выложите уже полную версию! а!

  4. Спасибо, Ира… Оставшиеся две части будут — не сумлевайтесь… 8-) Фото с репетиций? Ну, вот почти все в статье, если кликнуть, откроются в большом формате в окошке, можно сохранить у себя. Но их предварительно пришлось обрабатывать — это Федор, он — молодец! 8-)
    Ну, наверное, про судьбу остальных фоток можно тоже у него узнать… 8-)

  5. Спасибо, Дэс, хорошая статья. А вот в тебе начал просыпаться отец и воспитатель — я помню как ты строил народ на репетициях, как строжился :-) а вот они, значит, пряники! Ну что ж, надо собраться, обсудить, и — дальше, дальше жить и творить!!!

  6. Кнут и пряник, только кнут и пряник — вот все, что им нужно! (с)

  7. я сейчас задумался: если собрать воедино все сыгранные каждым из нас роли, что за люди получатся? Я, к примеру, буду демонизированный кавказец с бандитско-армейскими замашками русский поэт серебряного века! :-)

  8. Монстры в городе!!! Кошмар, Шурик, КОШМАР!
    И дальше будет только кошмарнее, с каждой новой ролью!

  9. Вы, вероятно, офицером вышли из Вест-Пойнта? А я был сержантом и знаю людей. Все они — всего лишь электорат!

  10. Дэс, заставляй народ думать! Самим, своими мозгами. И ты с Войтовичем (и всем актерским составом) делаешь правильное дело! Удачи тебе в этом направлении и большого терпения.

  11. Ха! Вот и Дик Грейдер стал Майором Прадо! Дождались!

  12. У меня ещё много масок в запасе, сколько их ещё появится?!

  13. Спектакль очень понравился! (и в БЖ был отзыв — мой : )) ) Неторые сцены действительно затронули серьезной, очень хорошей, практически профессиональной актерской работой. Единственно, в сюжете были достаточно резкие скачки и схематичность многих персонажей, но, я думаю, это то, что можно было максмимельно реализовать в 50 минутном действе. В общем, спектакли нужны разные: и серьезные, и весёло-юморные. Разнообразие — это здорово :)
    Если чесно, аж прам завидую! : )) Тоже хочу участвовать в таких дествах :)

  14. тьфу-ты! не «дествах», а «действах», конечно ))

  15. Может просмотрел… Но,пардон, не видел по поводу Кубы… Спасибо за такую лестную и в то же время, аргументированную, серьезную оценку нашего спектакля!!!! 8-) Мы это дело любим!!!! 8-)

  16. Забавный момент с репетиций Кубы:
    Одно из отыгрываний в Доме Ученых, когда еще не все ясно, насчет кто куда уходит и т.д. Сначала идет сцена,где революционеры шагают по стране, затем моя сцена «Бегство диктатора» — сижу жду, когда же революционеры пойдут обратно со сцены, да наконец-то мой выход. Вот уже слышу они отговорили свой текст, вот уже пошли звуки выстрелов, а революционеров все нет и нет…пока наконец Дэсик не кричит : «А где, Батиста?» — потом выяснилось (для меня :-) ), что революционеры здесь идут со сцены в зал и ждать их обратно — глупо :-)

  17. А про самоисчезающий и самопоявляющийся телефончик помните? 8-) Максу — привет!!! 8-)

  18. Хаха! а как меня на руках таскали и передавали друг другу, чтобы заценить,сможет ли федор утащить меня за сцену))) а потом по сцене волочили)
    чего только не натерпишься ради искусства)!

  19. Дэээсик, ну перестань ты мучиться совестью, а? Мне танцев-то выше крыши хватило.
    Кстати, о танцах, говорили уже, но! Светочка В. — Молодец, с большой буквы «М»! Ни щадя ни себя, ни танцоров, упорно отрабатывала, оттачивала каждое движение, в результате чего — ШЭДЭВР (это из последней роли, кто не знает;)
    В общем, большой ей респект!
    О самом же спектакле хочу сказать вот что. Он был, действительно, серьезным и глубоким. И, возможно, не все почувствовали эту глубину до конца, но, думается мне, каждого что-то зацепило, что-то изменило в каждом из нас.
    Жаль, конечно, что зрители не совсем были готовы. Чего только стоит смех из зала в самой, казалось бы, несмешной сцене — Таня и Че! Я, честно сказать, за кулисами чуть не упала, когда после таниного «Каль-ва-дос…» кто-то захихикал. Я эту сцену наблюдала 23 февраля 1000 и 1 раз и все, знаете ли, мне грустно было (за исключением, конечно, только вот этого «Большая Таня, огромная Таня»:))) Да-с…
    А вообще, друзья мои, всех я вас люблю нежной трепетной любовью — вот, что я хотела сказать на самом деле))Вы — молодцы, и заслугу каждого трудно переоценить. Спасибо!

  20. А я че?… Я — ниче!!! Все!!!! Уже не мучаюсь совестью… Никогда! 8-)

  21. 1. А водка — яааад! … — стыдно! 2. Пантомиму хотели сыграть? А сможем ли сделать так, чтобы смешно было? Остальное (грустное или задумчивое) народ не поймет. Если даже Кубу с таким трудом восприняли.

  22. > Остальное (грустное или задумчивое) народ не поймет

    Делать грустно — аншлага не будет, да. Ну так… Грустно делают для своих, любимых.

  23. А я считаю, что «Аншлаг, Аншлаг» — это очень грустно! И Кривое зеркало — грустно…((((

  24. Случайная игра слов. Имелся в виду аншлаг, а не «Аншлаг» :)

    «Аншлаг» — это не грустно. Это….гм… неловко…

  25. грусть…совесть…аншлаг…)))
    Ребята, вы же творите в первую очередь свою жизнь, проживая, пропуская через себя эти репетиции, персонажи…отношения в труппе…сам спектакль
    Спектакль уже рожден и живет!
    А вот как он будет принят зрителем, это уже решать самому зрителю.
    Творите и дальше, не допускайте никаких сомнений в нужности и правильности ваших спектаклей. Главное создавайте их так, как подсказывает вам ваше сердце!

Комментарии запрещены.