Театральные анекдоты и курьезы

Чего только не случается на репетициях и постановках! (Всем читать, смеяться и делать выводы)

Актер (А) после страшного двухмесячного запоя неожиданно обнаруживает себя за кулисами родного театра. Оказывается — срочная замена, его нашли, привели в чувство, одели в костюм — пинок, и он вылетает на сцену. Что за пьеса, что за роль, о чем речь — ничего понять не может.
Суфлер (С) шепчет:
- В графине он узнал свою мать.
(А): — А?
(С) (нервно): В графине он узнал свою мать.
(А) (испуганно): Чего?
(С) (зло): В-Графине-Он-Узнал-Свою-Мать!!!
Актер по сложной траектории подбирается к столу и берет водочный графин.
(А): Мама! Как вы туда попали?!

Театральная труппа поехала на гастроли с Грозой. Момент, где Екатерина падает в реку, они сделали так. В оркестровой яме селят маты, и в нужный момент она туда падает. И перед на чалом очередного спектакля, техники решили постелить, что-то более мягкое, и поставили туда батут… Идет спектакль, Екатерина в нужный момент падает в яму, и с такой же скорость вылетает обратно… 15 минут река не хотела принимать тело Екатерины!!!

«Бесприданница» Островского. Премьера, первый спектакль. По спектаклю Карандышев отговаривает текст: «Так не доставайся же ты никому» и стреляет в Ларису из пистолета, Лариса падает. А выстрел обеспечивался в то время как, реквизитор за кулисами, на реплику, бьет молотком по специальной гильзе, гильза бухает — Лариса падает.
Премьера, ля ля тополя, «Так не доставайся же ты никому», наводит пистолет, у этого за кулисами осечка, выстрела нет. Актер: «Так вот умри ж! » перезаряжает, наводит пистолет второй раз, за кулисами вторая осечка. Карандышев перезаряжает в третий раз: «Я убью тебя!», третья осечка. Лариса стоит.
Вдруг из зала крик: «Гранатой ее глуши! »
Занавес, спектакль сорвался, зрителям вернули деньги.
Режиссер час бегал по театру за реквизитором, с криком: «Убью, сволочь!!! »
На следующий день, вечером, опять «Бесприданница», с утра разбор вчерашнего полета: мат-перемат, все на реквизитора катят, тот оправдывается: «Но ведь не я гильзы делал, ну сырые в партии попались, но много же народу рядом, видите же, что происходит, можно же помочь, там у суфлера пьеса под рукой: шмякнул ей об стол, все оно какой-никакой выстрел, монтировщик там доской врезал обо что-нибудь, осветитель лампочку мог разбить, ну любой резкий звук, она бы поняла, что это выстрел и упала бы».
Вечером спектакль, все нормально, доходит до смерти Ларисы, Карандышев:
«Так не доставайся же ты никому!», наводит пистолет, у реквизитора опять осечка.
Вдруг с паузой в секунду, из разных концов за кулисами раздается неимоверный грохот: суфлер лупит пьесой об стол, монты — молотками по железу, осветитель бьет лампочку.
Лариса явно не понимает, что это выстрел, ибо на выстрел эта беда никак не походит, и продолжает стоять.
Из зала крик: «Тебе ж вчера сказали, гранатой ее глуши! »

В театре: Отелло допытывается у Дездемоны, где платок, который он ей подарил. Крик из зала:
- Граждане, ну дайте же вы ему платок, или утрись рукавом, сморкач, и не мешай действию!

Идет некая классическая постановка. На сцене стоит актер в приличествующем тому времени костюме. Он ЗАБЫЛ слова. Зал ждет.
Суфлер шепчет:
- Здравствуйте, граф!
Актер молод и стушевался. Слова застряли в горле.
Суфлер снова шипит:
- Здравствуйте, граф!
Актер молчит.
Услышали передние ряды зрителей. Они тихонько скандируют:
- Здравствуйте, граф! Здравствуйте, граф!
Молчит актер.
Весь зал оглушительно скандирует:
- ЗДРАВСТВУЙТЕ, ГРАФ! ЗДРАВСТВУЙТЕ, ГРАФ!
Актер совсем сник. Вдруг в гробовой тишине с галерки раздается голос.
- Да поздаровкайся ты с графом, жопа!

Провинциальный актер по фамилии Спиридонов, товарищи по сцене его звали просто Спиря, ролей некогда не знал, да и с пьесами, в которых играл, был знаком мало. В некой мелодраме в первом акте Спиря должен был убить одного из героев, но, не имея представления, кого именно, набросился на первого попавшегося:
- Так умри, злодей! — замахнулся кинжалом и услышал тихий шепот:
- Не меня, не меня, Спиря.
Спиря подбежал к другому:
- О, коварный! Так это ты? — и снова слышит:
- Не меня, Спиря!
Он к третьему — опять не тот. Тогда, не долго думая, Спиря проткнул кинжалом себя и упал замертво. Забавно, что после этого он продолжал играть еще четыре акта.

В дурацкой пьесе про советских ученых актер, игравший секретаря партийной организации института, вместо текста: «Зачем же так огульно охаивать…» — произнес: «Зачем же так ОГАЛЬНО ОХУИВАТЬ…», за что был немедленно из театра уволен

Но круче всех оговорился Евгений Евстигнеев в спектакле по пьесе Шатрова «Большевики». Выйдя от только что раненного Ленина в зал, где заседала вся большевистская верхушка, вместо фразы: «У Ленина лоб желтый, восковой…» он сообщил: «У Ленина… жоп желтый!..». Спектакль надолго остановился. «Легендарные комиссары» расползлись за кулисы и не хотели возвращаться

В 60-х годах во МХАТе получила широкое распространение игра — если кто-то из участвующих говорит другому: «Гопкинс!» — тот, независимо от ситуации, в которой находится, должен обязательно подпрыгнуть. Не выполнившим условия грозил большой денежный штраф. Чаще всего «гопкинсом» пользовались мхатовские корифеи, причем непременно на спектаклях, в самых драматических местах. Кончилось это тем, что министр культуры СССР ФУРЦЕВА вызвала к себе великих «стариков» — ГРИБОВА, ЛИВАНОВА, МАССАЛЬСКОГО и ЯНШИНА. Потрясая пачкой писем от зрителей, она произнесла целую речь о заветах Станиславского, о роли МХАТа в советском искусстве, об этике советского артиста. Нашкодившие корифеи, имевшие все мыслимые звания, премии и награды, слушали министра стоя. И вдруг Ливанов негромко сказал: «Гопкинс!» — и все подпрыгнули.

1972 год. Малый театр. Накануне премьеры спектакля «Собор Парижской Богоматери». Роль горбуна Квазимодо досталась старожилу театра актеру Степану Петровичу (имя изменено). Спектакль, по идее режиссера, начинался с того, что Квазимодо (Степан Петрович) в полумраке должен был под звук колоколов пролететь, держась за канат через всю сцену. Но был у него один маленький недостаток — очень уж он любил водочкой побаловаться. И вот настал день премьеры. Перед премьерой Степан Петрович пришел на спектакль вусмерть пьяным. Шатаясь из стороны в сторону, он добрел до гримерки, нацепил горб и лохмотья Квазимодо. Зал полон. До начала спектакля остались считанные минуты. Режиссер, повстречав Степан Петровича, опешивши сказал:
- Степан Петрович, да вы же по сцене пройти прямо не сможете, не то, что на канате летать.
- Да я 20 лет на сцене и прошу за этот счет не волноваться, — пробурчал Степан Петрович и направился к сцене.
На сцене полумрак, зазвонили колокола, вдруг, через всю сцену, слева направо пролетел Квазимодо, затем справа налево пролетел Квазимодо, затем еще раз и еще раз… Раз эдак на шестой, Квазимодо остановился посреди сцены и повернувшись к переполненному залу спиной, держа канат в руке и смотря на кулисы, в полной тишине произнес:
- Итить твою бога мать! Я тут как последняя **** карячусь, а эти козлы еще занавес не подняли!

Театральные анекдоты и курьезы: 10 комментариев

  1. О,прикольно!!!!! Что-то я читал,но не помню где,что-то — совсем внове!… Здорово!!!
    Кстати,Кокс предлагает кое-что на следующий спектакль… Идея шикарная — созвучная этому посту…
    Но лучше попробовать сначала что-нибудь сотворить со спектаклем этого года… Войтович,ау?!!! 8-)

  2. Взял на себя смелость,Лена и добавил всяких разных картинок… Если не нравится — дай знать, уберу,не проблема… 8-)

  3. Что-то, что-ты, Дэсик, я только за! Я даже не знаю как и что здесь правильно делать, по сути — это мой первый..раз))

  4. Посмеялась от души) кстати,вчера на городе читала тоже про театральные курьезы)

  5. Тсс..Эльза Штайнер, не пали контору, не все же «Город» обследуют)

  6. Здесь появилась жизнь!!!!!!!!!!! Гип-гип-ура!!!!!!!! или псевдожизнь? Кто боты-выйти из сумрака!!!!!!!! 8-)

  7. я-бот! но я хороший! не бейте,не выгоняйте меня, я вам еще пригожусь!))

  8. Однако, читали всей компанией, чудесно поржали. Цедите еще.

  9. Я тут нашел недавно: ‘современник’, постановка ‘декабристы’. Евстигнеев играет Николая второго, вместо фразы — я в ответе за все и за всех говорит — я в ответе за все и за свет. На что Ефремов, который играл министра ответил — а так же за газ и воду, ваше величество. Зал помолчал некоторое время, потом грохнул — шутку оценили.

Комментарии запрещены.