«Отцы и дети.Обыкновенный фашизм.»


Спектакль неоднозначный, необычный, незаурядный, естественно — он вызвал бурные дебаты на форумах, множество самых разных оценок, разных мнений. Я опубликую некоторые из них.
«Отцы и дети.Обыкновенный фашизм.»
danielmond
Перепост отсюда.

Томский Театр Нового Зрителя™ представляет спектакль «Отцы и дети» (обыкновенный фашизм) Ришата Гали.
Ришат Гали предлагает зрителю острую сатиру на священную корову цивилизованного общества, фундамент социальной стабильности – понятие долга.
Укорененное в самых глубинах человеческого Я, понятие долга превращается в самого неумолимого диктатора и палача, ломает судьбу и извращает смысл жизни.
Режиссер безжалостно препарирует сознание персонажей, выявляя механизмы, управляющие их поступками, чтобы показать зрителю гибельность нерассуждения, патологию беспрекословия.
Момент истины звучит вопросом в тихой песенке великой Марлен Дитрих, оплакавшей тысячи и тысячи жертв двух мировых войн, отдавших жизни во имя пресловутого долга. Этот вопрос и поныне остается без ответа.
Режиссер выводит на сцену откровенно фарсовых персонажей, чтобы зритель смог увидеть ужасную изнанку привычного и естественного. «Режиссер предлагает увидеть разницу между долгом-привычкой и долгом осознанного выбора, между долгом морали и долгом нравственности, между долгом личным и долгом перед обществом. Всякий раз произнося сакральное «я; ты; он; ДОЛЖЕН, каждый из нас совершает поступок, делая выбор между добром и злом.»

Эжен Ионеско.

Эжен Ионеско.

Ришат Гали о спектакле:
«Я назвал свой спектакль «Отцы и дети», но не в тургеневском смысле конфликта поколений, а в обратном, в иллюзии этого конфликта. Усваивая новые причёски, новую манеру общения, моду и пр., новое поколение, готовое сражаться то за длинные волосы, то за бритые головы, усваивает без малейшего сомнения те ценности и идеи, которые неминуемо приводят его к сознанию о необходимости насилия, смертной казни, войны и т.д.
Отцы передают детям идею неотменимости агрессии, завёрнутую в пышное одеяние долга и справедливости.
Я считаю проклятием современности передаваемую из поколения в поколение идею долга перед государством, перед властью, перед авторитетом. Идею разрушительную, ввергающую человечество в перманентную ксенофобию, ненависть и ведущую всевозможными путями к войне всех против всех.
У меня нет рецепта спасения, но я верю, что Поэзия дарует последнюю возможность сохранить человеческое лицо. И пока существует Поэзия, человек может претендовать на право быть человеком.
Говоря обыкновенный фашизм, я делаю ударение на слове обыкновенный, поскольку чувствую и понимаю, что фашизм это не атрибутика, не гимны, не марши — это обыкновенное каждодневное наступление на человеческую душу».

Ролик спектакля можно глянуть на YouTube.

«Отцы и дети.Обыкновенный фашизм.»
Rimlyanka
Перепост отсюда.

Начну с места в карьер, потом станет понятно, почему.
Итак, два дня назад посмотрела спектакль «Отцы и дети». Теперь попробую кратко передать, что происходило эти два дня (это необходимо). Сразу после окончания спектакля было ощущение «проклятости». Вот говорят же, что на археологов, вскрывающих древние захоронения, ложится проклятье. У меня было полное сознание того, что я побывала на вскрытии могильника. Единственная мысль: как это отмолить?! И не в риторическом смысле с подтекстом, мол, отмолить это невозможно. А в практическом: мне хотелось срочно узнать способ, какие конкретные действия нужно совершить, чтобы предотвратить все несчастья, которые (я была в этом абсолютно уверена!) непременно обрушатся.

Часа через два после окончания уже почти убедила себя, что кара падет не на меня, а на тех, кто участвовал в этой «инсталляции «Распятие Христа». Честно признаюсь (сейчас уже можно), что во время этого действа на сцене, я мысленно прощалась со всеми исполнителями. Это было даже не ощущение, это было полное знание того, что «такое не прощается, и перейти эту черту без трагических последствий не получится». Уже тогда в голове стали формулироваться отдельные «наброски» к отзыву о спектакле» (отзыва так и не случилось, если я допишу это сообщение, то станет понятно, почему).
Например, родился такой фрагмент: «… во время инсталляции «Распятие Христа», пока главного героя предают казни на кресте-трансформере под садо-мазо танцы онанирующих геев, происходит резкое, полное осознание того, что существуют силы, которые нельзя тревожить, не навлекая на себя кару. Есть области, в которые нельзя вторгаться без последствий. Есть черта,которую нельзя переступать, не рискуя всем своим существом. И это не потому, что это кощунство, святотатство. А по вполне прагматичным причинам: это Сила, которую люди не способны понять, а уж тем более играть с ней на равных. Я вполне отдаю себе отчет, что такое преступание религиозных табу, как данная «инсталляция», — это важная часть спектакля, позволяющая ярко раскрыть замысел, идею о том, что «отцы передают детям идею неотменимости агрессии, завёрнутую в пышное одеяние долга и справедливости», и, как следствие, о том, что зачастую общественные запреты, табу, нормы морали, не имея под собой каких-то благих оснований, созданы только для манипулирования личностью. В этом смысле, весь спекталь «Отца и дети» — это сплошная цепочка нарушений таких норм, начиная от классических правил театра (оценка постановки самими персонажами на сцене, говорение на одной ноте, бессмысленные бесконечные перечисления и т.п.) и заканчивая попранием религиозных табу в виде всё той же злополучной инсталляции. Это я понимаю. Но тут другое. Есть вещи, которые опасны не потому, что запрещены, а потому и запрещены, что опасны. Если на трансформаторной будке написано «не влезай, убьет!», это не потому, что существует некая тайная ложа электриков, которая стремится к мировому господству и запретами подавляет свободу личности. А потому, что действительно — УБЬЕТ! И религиозные табу тоже наложены не из каких-то амбиций верхушки духовенства, а потому что действительно УБЬЕТ!…»

Вобщем, треть отзыва была готова. Другая треть — это восхищение актерской игрой. Тут полный восторг. Потрясающая актерская игра в «Отцах и детях» — это то, что ОЧЕВИДНО, чего нельзя не заметить. И о чем невозможно умолчать. Даже те, кто оценил спектакль, как ужас и кошмар, тут же добавляют: «…но Стрелец (Дюсьметова, Кузнецова, Никитина, Бутаков, Рябова, Черных — нужное подчеркнуть) играл обалденно!». Кстати, О.Стрелец вынесен мною за скобки сознательно! Это мои личные симпатии.

Еще треть должно было занять рассуждение о «метаниях молодого поколения Художников». Эта часть гармонично увязывалась с идеей повести Дж.Фаулза «Башня из черного дерева» (сюжет изложен как спор двух художников — молодого одаренного абстракциониста и старого гениального живописца реалистического направления) и речь в ней могла бы идти о том, что все эти эксперементы режиссера с формой, коими спектакль был нашпигован под завязку, — это от молодости, это пройдет. И тут должно было быть размышление о том, что единственное, что меня порадовало в спектакле, — это песни Марлен Дитрих. «А ведь Марлен Дитрих не бегала по сцене голой, не исполняла садо-мазо танцы, и не вылезала из красного шара с автоматом… но ее песни слушаются до сих пор… а спектакль «Отцы и дети» — сиюминутный, это всё наносное — со временем облетит». Ну эту мысль я дальше развивать не буду.

Это всё могло бы быть. Если бы не просто катастрофическая лень. Да, впервые мне было лень набивать текст. Каждый раз, как только собиралась изложить уже почти полностью сочиненный (!) отзыв, руки опускались, в голове возникал единственный вопрос «а зачем?». Впечатления уже были сформулированы, для меня самой этого было достаточно. А печатать текст на форуме… а зачем? Для кого? Кому это надо? Те, кто смотрел спектакль, уже имеют о нем собственное мнение. Для тех, кто еще пока думает идти или не идти? Спектакль уж больно специфичный, тут на чужой вкус полагаться — ну совсем никак. А не дай бог, невольно «отговорю» от похода в театр как раз того самого «любителя»? Вобщем, махнула на всё рукой и решила пусть идет как идет. Ежели напишет кто интересное сообщение, поддержу беседу. А на нет и суда нет.
Так оно было ровно до 16.16 сегодняшнего вечера. А в 16.16 — как ледяной водой окатило — это же гениальный спектакль!!!!!! И такая радость. А вся его гениальность в одном простом факте. Ну, кто заметил?

Наверху написала про опасную силу, с которой нельзя связываться без последствий. Вы понимаете? Я же целых два дня артистов мысленно хоронила, сомнений не было, что эта инсталляция не сойдет им с рук, я ЗНАЛА, что БОГ их покарает. Я ЗНАЛА, что БОГ ЕСТЬ! Вы понимаете?
Вот С.Озерный поставил спектакль, как он сам пишет, о кризисе Веры. Но его «Страсти по Беккету» только очертили явление. А спектакль «Отцы и дети» лично мне дал РЕШЕНИЕ!
Есть такой анекдот (сейчас уже можно и анекдоты повспоминать, потому как радостно очень на душе): у райских врат апостол Петр пропускает водителя маршрутки и не пускает в Рай священника.
Священник: ну как же так? Я же всю жизнь посвятил служению Богу, молитвам, чтению проповедей. А в Рай пропускают водителя-безбожника, который даже ни разу в церковь не зашел?
Петр: на твоих проповедях люди только скучали да ждали, когда можно будет из церкви уйти. А когда он маршрутку вел, все пассажиры Богу молились».

То есть, я не говорю за всех, но лично мне, окунувшейся с головой в этот самый кризис Веры, нужно было оказаться в такой экстремальной ситуации, как «инсталляция «Распятие Христа», чтобы наконец понять, что ВЕРЮ. Да, это сверхжестокий метод, это шоковая терапия. Но она действует!
И я не знаю, сделано ли это было сознательно, именно с такой целью (ну как будто столкнуть неумеющего плавать человека в море) или это «побочный эффект». Это уже не важно. Главное, я что хотела сказать? СПАСИБО!!!!!

П.С. но верующему человеку на этот спектакль лучше не ходить.

«Обыкновенный вашизм.»
Ольга Перемудрова.
Перепост отсюда.

Может напрасно я пишу о спектакле сейчас. Может стоит подождать до завтра или до послезавтра, чтобы придумать какое-нибудь объяснение – «концепт» или на худой конец согласиться с чьм-нибудь мнением. Как велик соблазн присоединиться к людям узревшим истину. Но нужно быть честной хотя бы перед собой. И признать , что я мягко говоря «недалекая».

Спектакль произвел тягостное впечатление. Не увлекли ни атракционы, ни экстравагантные герои, не добавили очков и нападки на христианские ценности.

Если описывать впечатление от спектакля в двух словах: морализаторство и эпатаж, приправленные песнями и плясками. В ходе спектакля сначала последовательно внушается мысль о высокой интеллектуальности происходящего, а потом тут же развеивается, самими актерами. Но это развенчание происходит нарочито, фарсово. Представьте себе блудницу проповедующую непорочность, или пьяницу убеждающего в необходимости воздержания и вы легко сможете восстановить , то что происходит на сцене. Истины относительно содержания спектакля дискридетируют сами актеры. Базовый шаблон применяемый в театре ,о том что зритель должен обязательно присоедениться к персонажу, сочувствовать и сопереживать ему и только так может достичь катарсиса, вывернут на изнанку. Т. е. заведомо порочный персонаж произносит правильный диагноз этому зрелищу. И если вас в ходе спектакля посетила та же самая мысль, хочется отогнать ее как можно дальше. Ибо принять – значит согласиться и присоединиться. Но они настолько отвратительны, что весь спектакль только и приходится отплеваваться:

Эта фригидная итеричка?!

Не я! Не я!? Не я?

Эта невежественная хамка?!

Тфу, тфу, тфу. Чур меня.

Не я! Не я!? Не я?

Эта похотливая шлюха?!

Боже упаси меня!

Не я! Не я!? Не я?

А ведь каждая из них в какой-то момент говорит истину!!! Но истина обесценивается, теряет силу, после произнесения стыдливо жмется где-то внутри, и уже не желает выходить наружу.

Боится быть попранной снова и снова.

Заметила, что «псевдо-обличители» это всегда женские персонажи. И в этом мне видится знаковый момент, все-таки история про змея, яблоко и первую женщину, в мужских мозгах пустила основательные корни. Вот и Ришат Гали демонстрирует свою беспомощность перед устоявшимися стериотипами. В спектакле все самые отвратительные действия совершаются после провокации или непосредствнного прямого вмешательства одной из «героинь». Мужчины лишь марионетки, недоросли, слюнтяи, шизофреники, занимающиеся онанизмом , самолюбованием или поиском в глубинах своего сознания какого-то другого неведомого я. На фоне всего этого тема долга,(простите немецким языкам не обучена), кажется мне не существенной, впрочем как и распятие всех так поразившее. Хотя здесь я немного лукавлю. Был один момент, тронувший за живое. Во время трансформации кресло на котором привязан несчастный на какое-то мгновение превращается в гинекологическое и тут меня пробило. Стало отвратительно, как будто на моих глазах произошло изнасилование.Ну это видимо что-то личное, фрейдовско :)

Странно, почему же эта инсталяция оставила меня совершенно равнодушной? Думаю есть два равновероятных объснения. Первое я закоченная атеистка, к тому же с весьма специфическим набором этических норм. Или мне просто кажется что происходящее вне стен театра, когда людей разбирают на органы, когда в больнице, приехавшему с сердечным приступом человеку могут отказать по причине отсутствия полиса, когда люди в форме отличаюся от бандитов, только названием группировки, – можно и дальше продолжать – намного намного страшнее. И на фоне всего происходящего, это настолько незначительно, что не стоит отсобого внимания.

Все перечитала и поняла, что в бочке дегтя не хватает ложки меда. Добавим :)

Во-первых местами текст восхитителен .Что еще можно ожидать от Ницше и Гетте. После некоторых размышлений нахожу компиляцию довольно удачной. Хотя впечатление в зале было иным. Что касаемо режиссерских ходов, мне кажется разделение «отца» на две фигуры, хоть и лишено оригинальности(после Карениной уже никакой препарации не удивлюсь), все-таки отражает внутреннюю двойственность мужчин, с одной стороны стремящихся установить нормы и воцарить порядок, а с другой лелеящих в себе безумного мальчика, готового эти же нормы разрушить. Танец фигур в паре кажется мне моментом самолюбования, так свойственного сильному полу. Старый я , смотрит на молодого я и оба они довольны и счасливы, потому как видят в друг друге себя в прошлом или будущем достигшими желаемого.

Что касается актерских работ, тут мне особенно понравились Ева, Тетя Аида и Инспектор. Шуману пришлось трудее всего, и он неплохо справился,но все-таки до конца не смирился с ролью жертвы, хотя очень хотел и отыграл добросовестно. Но вообще-то мне кажется что, должен быть у человека какой-то внутренный слом, чтобы это играть.

«Отцы и дети.Обыкновенный фашизм.»
Ольга
Перепост отсюда.

Рада, что тема таки открылась, потому что этот спектакль меня беспокоит уже три дня.
После просмотра восхищение актерской игрой и отвращение ко многим вещам, происходящим на сцене, было где-то на одном уровне. Четкого мнения не было точно -я не могла сказать, что спектакль мне понравился –ну странно было бы восхищаться увиденным .Я честно ответила: «Пока не знаю, но что-то в этом есть».Меня реально переполняли эмоции: шок, негатив, радость, разочарование — вот вообще все в кучу. Конечно, весь мой негатив вызвала та самая «шоу-инсталляция».
В голове были мысли «Как можно, это же грех, их накажут, нельзя ТАКОЕ показывать» (в принципе, эти мысли очень классно отыграла на сцене О.Никитина: «Разве это театр, и за это люди платят деньги, а как же трагедии»-цитата не дословная.) Утром спросила у Риммы, не будет ли она писать по спектаклю, потому что очень хотелось хоть на какие-то вопросы получить ответ. После прочтения отзыва я задумалась (как всегда))).Может не все так страшно ?
Нет, ну то, что происходило- правда страшно, я это и сейчас могу признать. Но получить объяснение для меня -значит быть спокойной за себя, режиссера и артистов. Я ведь правда ПОВЕРИЛА, что что-то нехорошее за это будет, что КТО-ТО (не буду говорить, что именно Бог- может и Бог) всех за это накажет. С одной стороны, я впервые подумала, что есть какие-то силы, которые так это не оставят. Но , с другой стороны, меня же заставили в это поверить. Это ли не навязывание? Это ли не диктаторский способ — «Не хочешь по-хорошему верить? Ну значит по-плохому будет!»

Ришат Гали.

Ришат Гали.

Вообще мне кажется, что такая резкость и жесткость — очень правильная форма подачи. Ришат Гали просто представил свою позицию так, как люди привыкли видеть это в глянцевых журналах, интернете и в сомнительных передачках- пафосно, громко, эпатажно, «как бы» неприлично. Все, как в Заэкранье. Все, как мы любим.
«И это театр? — опять обращается в зал Ольга Никитина. После увиденной инсталляции зрители наверняка внутренне соглашаются, что это не театр, ведь в театре так нельзя. Возникло ощущение, что режиссер сознательно водит за нос зрителя, пытаясь сказать: «Друзья, не стройте иллюзий, это не театр, это наша с вами жизнь!»
Спектакль буквально кричит, режиссер (он, кстати, тоже кричит на афише) очень хочет быть услышанным, нерв и истерика чувствуются во всем — начиная от красно-черного обрамления сцены и заканчивая игрой актеров. Но как иначе? Как по-другому объяснить человеку, что всему есть предел. Что в попытке весело и беззаботно прожить свою жизнь, он зачастую пренебрегает нормами морали, переступает черту, по сути, забывает, что такое хорошо, а что такое плохо. Поверить, что есть кто-то сильнее его- это ведь так сложно. Не важно, кем назвать это- Богом или нет. Важно просто попробовать усомнится в собственной безнаказанности.
Выходит, что поверить человек может только в состоянии шока, когда ему вживую покажут его самого со стороны. Но вряд ли кто-то захочет самостоятельно признать это, люди скорей будут испытывать неудобство ,недовольство, стыд, смотря на сцену. Но стыд перед кем и за кого? Может, все-таки за себя?

P.S. Интересные ссылки:

1. Краткая аннотация о спектакле (ссылка 1, ссылка 2).

2. Пьеса Э.Ионеско «Жертвы долга».

3. Биография Э.Ионеско.

4. Польский театр в Москве.